Home Page
Презентация
Рыцарское право
Словарь рыцарских терминов
Решения суда
Сервис юридических, нотариальных и арбитражных служб
Отказы
Официальный бюллетень Республики Италия
Царственные (Суверенные) Дома
Рыцарские титулы
Международный Реестр
Иконографический перечень
Интервью
Интересные сведения
События
Видео
Обзор прессы
Регистрация
Услуги и стоимость
Curriculum Vitae
Сделайте заказ
E-mail
Link
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Преамбула.
1. Истоки современного рыцарского духа. Старинные положения в области рыцарства
2. Рождение рыцарской морали. Рыцарское воспитание: десять правил для рыцаря
3. Госпитальный характер первых рыцарских орденов
4. Закат Рыцарства. Рождение духовных и военных Орденов
5. Секуляризация рыцарских орденов как следствие французской революции
6. Независимые рыцарские ордены и рыцарские  ассоциацииi
7. Положительные стороны норм по вопросам рыцарства. Закон от 3 марта 1951 года, пункт 178
8. Международное право по вопросам рыцарства
9. Исключительность роли юриспруденции в подтверждении правомерности и законности актов пожалования и ношения рыцарских титулов, степенй и  знаков отличия
10. Вступительное рассуждение по поводу правовой стороны независимых Орденов
11. Определение не национальных Орденов согласно действующему законодательству
12. Духовно-рыцарские Ордены; семейные Ордены; Ордены-ассоциации
13. Правопорядок действия рыцарских Орденов Дома Свойя до и после прекращения действия пункта XIII переходных положений Конституции
14. Заключение

 

Из книги Раймунда Луллия  “Книга о Рыцарском Ордене”

Иссякли в мире милосердие, преданность, справедливость и правда; утвердились враждебность, вероломство, несправедливость и ложь, замешательством и смятением был охвачен народ Христов, который был призван к тому, чтобы любить, познавать, превозносить и бояться Господа.
В мире, в котором не оставалось места милосердию, попранной оказалась справедливость, и тогда она была вынуждена для восстановления своего достоинства прибегнуть к помощи страха; ради этого весь народ был поделен на тысячи, а из каждой тысячи был избран и выделен один, самый обходительный, самый мудрый, самый преданный, самый сильный и превосходивший всех благородством, просвещенностью и учтивостью.

Среди животных было выбрано животное самое красивое, самое быстрое и самое выносливое, наиболее приспособленное к тому, чтобы служить человеку; а коль скоро конь — самое благородное из всех животных, способное как нельзя лучше служить человеку, то его и решили предоставить человеку, выбранному среди других людей, и назвали этого человека рыцарем”.

Похожую на эту историю рассказывает Владычица озера Вивиана своему приемному сыну Ланселоту, для того, чтобы ввести его в благородный мир рыцарства и сделать его лучшим из праведных Рыцарей, для которого хуже смерти может быть лишь бесчестье.

 
 

1.Истоки современного рыцарского духа. Старинные положения в области рыцарства

Истоки рыцарства и ассоцируемых с ним таких   ценностей, как духовность и мораль, берут начало с  VIII века и сопряжены с борьбой христиан против арабов: обстоятельства, вынуждащие считаться всех с ловкостью вооруженных всадников, сместили  судьбоносность походов с пеших солдат на кавалерию.

Воодушевившим появление нового воинства фактором стали права рыцарей, приводимые  в Капитуляриях: в Capitulare missorum (инструкция государевым посланцам) 786 года после р.Х., сказано,  что на ношение оружия и коня имеют право не только благородные рыцари, но и слуги - их вассалы; в Капитулярии  Capitulare de causis diversis  806 года  был  издан указ Карла Великого всем caballarii (рыцарям) являться по его повелению  хорошо снаряженными, к тому же, менее зажиточным семьям было велено, что каждые семь душ должны снарядить одного кавалера; в  EdictumPistense (королевский эдикт) 864 года  в обращении к графам и министрам королевства Карл II провозглашает запрет употребления силы в отношении франков, имеющих лошадей,  или их имущества.

Из всего вышеприведенного следует, что именно служба вооруженных всадников легла в основу  титула чести и силы феодального  класса: в IX и X веках  слово miles (солдат, воин, рыцарь) одновременно означало всадник и феодал.

В то время как феодальный класс сформировался как строго иерархическая закрытая стуктура с Императором во главе, Рыцарство, также создавая собственные  законы и обычаи, оставалось открытым для всех, и его члены имели степени отличия лишь согласно их доблести.Кроме того, если в феодольном мире, вассала со своим Господином связывала присяга верности, Рыцарь  давал присягу верности  высшим принципам правосудия, чести, почитания  Бога, защиты женщин и  немощных, и действовал согласно этой присяге.

Подобная сущность Рыцарства объясняет также особенности рыцарского стиля обучения: Рыцарство, хотя, не отождествлялось  с дворянством, являлось все же общественным субъектом со своими функциями и конкретными идеалами, связанное с  классом Дворян и Господ общими принципами морали и религии и принадлежа касте избранных представителей нации, оставалось, однако вненациональным организмом.


2. Рождение рыцарской морали. Рыцарское воспитание: десять правил рыцаря

Девиз Рыцаря  был “ моя душа для Бога, моя жизнь для Короля, мое сердце для Дамы, честь для меня ”, он  целиком посвящал себя защите веры; помощи слабым и униженным; воспитывал свой дух в культе уважения женщины, посвящая ей свои мысли и достойные произведения; чувство долга, владение оружием, мужество и дух приключений  были переплетены с платоническим и романтическим культом в отношении Дамы: все его действия вдохновлялись сознанием причастности к воинству Христа и его Церкви.

Особенностями рыцарского обучения  были и кодекс галантности,  т.е. благовоспитанность Рыцаря; уважение к ближнему;  благодушие по отношению к  подчиненным; верность данному слову и  предначертанному делу; презрение  к подлости; любовь к военной славе; быть готовым отдать и не быть стяжателем.

Обязанности Рыцаря были объединены  в следующем декалоге:

1.верь в учение Церкви и соблюдай ее предписания;
2.защищай Церковь;
3.уважай и  защишай слабых;
4.люби  землю, где ты родился;
5.не отступай перед врагом;
6.воюй  против неверных без передышки и без пощады;
7. честно исполняй твои обязанности феодала, если они не противоречат закону Божьему;
8.не лги и не нарушай данного слова;
9.будь щедрым и терпимым со всеми;
10.где бы ни был, всегда будь образцом справедливости и добра против несправедливости и зла.


3. Госпитальный характер первых рыцарских орденов

Принимая во внимание вышесказанное, очевидно, что нельзя путать понятия “рыцарь” и “феодал”, а также концепции этих двух институов, где кавалерия, т.е. рыцарство  сформировалось на отличной от основ феодального строя, поскольку базировалось на приципе равенства между рыцарями, с четким сознанием своих нужд и духовных потребностей, объединяемых общностью морали и чувств, и находящих одобрение  со стороны окружающеих.

Уже, начиная с  XI века, в эпоху первых Крестовых походов, встречаем примеры проявления  новой рыцарской морали,  состоявшей также в организации больниц (орденских домов)для лечения паломников, напрмер госпиталь Св.Иоанна в Иерусалиме (иоанниты), это встречало содействие со стороны Халифов, которые предоставляли рыцарям свободу  их культов, помощь и защиту в обмен на ежегодную пошлину. Когда, в 1076 году, орды турков - сельджуков захватили арабскую империю, овладев Константинополем  и угрожая  порабощением всей Европе, началась печальная эра преследований христиан-паломников в Палестину и всех, приставленных к госпитальным домам, появившихся в эпоху паломничества на Святую Землю. 

Последующие преследования христиан побудили папу римскго Урбана II на знаменитом Клермонском Соборе (Франция) 1095 года  призвать к началу Первого Крестового похода, в котором участвовли Рыцари христианских государств под предводительством герцога Готфрида Бульонского и графа Раймонда Тулузского, принявшим Крест Господен как символ  этого великого предприятия.

Именно в тот период институт рыцарства достиг апогея важности и силы, потому что, помимо исходной цели монахов-госпитальеров, Рыцари ставили перед собой задачу охраны и защиты Гроба Господня с оружием в руках; защиты христиан и паломников на Святой Земле; лечения больных и раненых в Крестовых походах; освобождения христиан, находившихся в рабстве (достаточно вспомнить о героическом приношении себя в жертву монахами  братства  Матери Божьей Милосердной (де лос Мерседес) в обмен на освобождение заключенных собратьев).

Так началось стихийное образование  духовно-военных орденов, которые носили почти полностью монашеских братских  союзов: орден Святого Лазаря взял под свое покровительство пораженных проказой, страшной болезнью, которые евреи считали карой Божьей; Рыцари Тевтонского Ордена дали обет защиты паломников от нападений и зверств со стороны мусульман; поиск рассеяных паломников, предоставление им приюта и их пропитание взял на себя Орден Тамплиеров, в то время, как Госпитальный Орден Св. Иоанна (называемый сегодня  Мальтийским) занимался врачеванием больных: в книге Леона Готье о Тамплиерах сказано, что “если солдату была наградой слава, монаху-отдых, тамплиер отказывал себе во всем. Его жизнь была синтезом самых тяжелых свойств жизни солдата и монаха: опасностей и воздержания. Великой эпопеей средневековья явилась явилась Священная Война “Крестовый Поход”; а Орден Темпларов, казалось, был идеальным воплощением этого предприятия, дав возможность кампании крестоносцев обрести стабильность и продолжение”.

Каждый из рыцарских Орденов походил собой на монашеское братство: одни следовали заповедям Святого Василия Великого, другие - правилам цистерцианского ордена; третьи соблюдали учения Святых Августина и Бернарда.


4. Закат Рыцарства. Рождение духовных и военных Орденов

Так таким образом происходило формирование Рыцарства, которое в  XII и  XIII веках обрело характер воздания почестей по исключительно личным качествам, о чем свидетельствуют  различные правила, предписывающие запрет на наследственность рыцарского титула, означающего, что каждый юноша должен был сам добиться своих  побед и признаний; каждый рыцарь, являясь носителем  таких духовных качеств, как бесстрашие и милосердие,  будучи сведующим в силе, добродетели и красоте, и  будучи способным вести за собой собратьев на защиту Веры и во Славу ее, имел право сам  посвящать в рыцари других.

После  второй половины XIII века и, далее, в течение XIV века, Рыцарство начало испытывать сильный упадок, и, теряя свое назначение с ослаблением военных кампаний, даже владение ими военным искусством превратилось в обычное ремесло. В XV  веке  упадок был полным, поскольку в эту эпоху Рыцарство переставало быть и военной структурой, поскольку  изобретение пороха сделало излишним участие в войне кавалерии.

Таким образом,  институт Рыцарства был сохранен лишь в форме Орденов, как свидетельство  в веках памяти о себе и о тех, тесно связанных с их именем бессмертных идеалов, какими являются понятие крови, духа, добродетели, заслуг.

Ордены, потерявшие со временем свое первоначальное назначение, превратились в  монопольную собственность Монархов, частью их личного или государственного достояния, назначение которой сотояло в воздании должных почестей лицам, проявившим себя во славу нации или Монаршего Рода, а также всем тем, которые отличились особыми достижениями в области творчества, благотворительности и актов гражданской и христианской добродетели.

Изначально Правила  поведения  членов Ордена  были ограниченны обязательным религиозным обетом, но, впоследствии, основываясь на героическом и славном рыцарском прошлом, обрели смысл достояния наивысших ценностей человечества и примера для подражания во все эпохи: будь то вера в Господа, честность и готовность придти на помощь ближнему, защита слабых и немощных, культ чести, уважение данному слову, отказ от лжи и насилия, уважение даже по отношению к врагам, поклонение Даме, защита вдов и сирот, верность Монарху: все это являлось добродетелями, отличающими членов Ордена.

Исторические перепитии порой складывались таким образом, что вынуждали некоторые ордены к роспуску, но это не помешало и не повлияло на укоренившееся к ним отношение людей, и, особенно, тех родов, которые гордились причастности к славному прошлому и знаками почестей за заслуги предков; в последствии отмечать особые заслуги знаками почета вошло в обиход всех стран и народов и принято по сей день.


5. Секуляризация рыцарских орденов как следствие французской революции

Рыцарские ордены активно стали преображаться в союзы, объединения или сообщества, с Великим Магистром во главе.

Если членство в союзе требовало богопочитание и монашеский обет, одобренные Высшими Священослужителями, то его член становился монахом, носил определенное одеяние, давал клятву бороться против неверных, сопровождать паломников на святые места, ходить за больными в госпиталях. В таких случаях, орден обретал имя духовного братства (Sacra Religio), а его члены становились своеобразными рыцарями Христа, что выражалось также в особом одеянии.

В тех случаях, когда условием для принятия в союз было предоставление доказательств о своем дворянском происхождении (так называемые  четверти - “колена дворянства”, от 4 до 16, в зависимости от страны и периода), это братство принимало имя духовно-военного Ордена (Sacra Religio et Ordo Militaris)- miles (солдат, воин, рыцарь), что в феодальные времена означало быть сословным титулованным рыцарем от рождения, в противовес  “Equestris” (от  eques, что подразумевало всадник, избранный рыцарем, служившим в коннице, но не потомственным).

Даже сегодня в рыцарских орденах принадлежность к дворянскому сословию предопределяет категорию степеня “потомственный”(рыцарь по справедливости),  между тем, как лицам, не имеющим доказательств своего благородного происхождения, присваевается имя “магистральной милости” (возведенный в рыцари по воле и милости Великого Магистра).

После французской революции ордены утратили характер духовно-военных братств, и обрели вид союза юридических лиц и духовных сообществ, состоящих из награжденных специальными знаками отличия за определенные заслуги в гражданской, военной или служебной деятельности перед обществом, Главой Ордена или Монархом, Католической Церковью или перед мобмтвенно Орденом.

Как бы то ни было, произведенная во многих странах Европы секуляризация с целью адаптации рыцарских институтов с моральными запросами или политическими реорганизациями того времени, закончилсть лишь тем, что, наряду с исторической неразберихой и правовыми ляпсусами, породила полную несообразность и противоречия.

В подтверждение вышесказанного можно привести отрывок из выступления Римского Папы Пия  XII перед Кавалерами 15 января 1940 года с глубоким смыслом: ”Задолго до того времени, когда Народы мира пришли к заключеню об установлении норм международного права, Орден Святого Иоанна объеденил под сенью своего религиозного братства с военной дисциплиной людей, говорящих на восьми различных языках, но давших  единый  обет о защите  духовных ценностей Христианства: веры, справедливости, гражданского  порядка и мира”.

Стоит привести в пример хотя бы Суверенный и Военный  Орден Мальты, который, если бы отменил религиозные обязательства своих членов, утратил бы свою власть, ценность и значение, однако, не пойдя на поводу у революций и плохо понятого термина “актуальности”, сумел сохраниться в веках свою неприкосновеннсть.


6. Независимые рыцарские ордены и рыцарские  ассоциации

Итак, поскольку формв является носителем сущности, рыцарский дух также должен иметь возможность проявляться посредством определенных институтов не только под историческим аспектом, но и с юридической  стороны.

С точки зрения юридических источников инвеституры, Ордены  кавалеров могут подразделяться на государственные и духовные с одной стороны, и на независимые – с другой; ордены первого типа учреждены или Монархом, или Главой Государства, или Римским Папой, чья власть определена не только моральной стороной, но территориальной.

Что касается независимых Орденов, они являются таковыми, но с оговоркой, поскольку не являются учрежденными или руководимыми Монархами или Главами государств (хотя Великие Магистры этих Орденов  являются потомками бывших монарших родов по линии наследования или обладают властью, переданными их предкам Ватиканом, или на основе возрождения старинных вырожденных орденов, учрежденных в современный период посредством передачи им полномочий как главам ордена в результате голосования  его членами).

Таким образом, независимые ордены могут учреждаться частными лицами (хотя чаще всего юридически они организованы в форме непризнанных организаций или ассоциациий) и могут быть признаны  на основе Ст. 12 Гражданского Кодекса (1942 1) как самостоятельные коллективные организации, с условием, что Уставы не противоречат настоящим юридическим нормам: во главе т.н. незвисимых орденов находится Великий Магистр и их союз нацелен на претворение в жизнь определенных религиозных, социальных, гуманитарных, благотворительных, философских, культурных или филантропических целей.

Признание юридической жизни организации предопределяется сущностью ее деятельности, которая не противоречит правопорядку данного Государства, и, таким образом, гарантирует ее правомерность.

Деятельность независимых орднов может развиваться как в национальном, так и в международном масштабе, однако более распространенными является ненациональный характер таких орденов и их  католическое вероисповедание. Главная Резиденция Ордена может находиться, как в Италии, так и за ее пределами, а  порядок в отношении представительств, отличных от Главной Резиденции, в основном определяется нормами месного правопорядка.

Если независимый орден носит имя старинного  угаснувшего ордена, этот факт, за редкими исключениями, вовсе не означает, что он является его правоприемником, а лишь то, что внутренний порядок его  деятельности приближен к первоисточнику. Если независимый орден носит имя Святого, это не обязательно означает его религиозный характер, или необходимость монашеского обета, или подчиненности его Святому Престолу. Если Великий Магистр избирается числа представителей бывших монарших родов или старинных дворянских семейств, то этот факт является данью той реальности, что светско-рыцарские ордены представляют собой фамильное достояние, будь-го суверенная династия или дворянский род, и таким образом, орден имеет право обладать именем и престижем, вытекающим из значимости избранного им Великого Магистра (этот факт может преследовать также цель придания ордену большей религиозности, хотя  бывает часто, что последнее может носить чисто формальный характер).

В то время, как  существование государственных орденов признано и гарантированно существованием Государства, независимые ордены для выживания вынуждены прибегать к различным способам: приданию некоторым своим почетным наградам характера наследственных, или   учреждению постоянно действующих благотворительных или религиозных организаций, входящих в состав ордена, или же созданию объединений между самими кавалерами  ордена.

Согласно международному праву подобные ассоциации берут на себя обязательства  на претворение в жизнь задач, определенных в соответственных Уставах, с ссылкой на состав кавалеров, временной период и территориальные особенности места своего нахождения, а также финансовую базу своей деятельности. Таким образом, ордены ставят перед собой задачи по определению приоритетов и директив по их достижению, в то время, как ассоциации представляют собой движущую и исполнительную силу этих Орденов по реа лизации конкретных проектов, соответственно  современным идеям, обществу и его потребностям, а также проблемам, с которыми приходится сталкиваться в каждодневной жизни с целью адаптации деятельности ордена к новым требованиям.


7. Положительные стороны норм по вопросам рыцарства. Закон от 3 марта 1951 года, пункт 178

 Закон n. 178 от 3 марта 1951 года,  учредивший  Орден "За заслуги перед Итальянской Республикой" и определивший правила награждения и ношения отличительных знаков, запрещает итальянским гражданам ношение и демонстрацию на территории Республики не национальных или иноземных наград и знаков отличия (если нет на то специального декрета Президента Республики по ходатайству Министерства Иностранных дел 2), а также пожалование степенй и знаков рыцарского отличия в любом виде и содержании от имени организаций, ассоциаций или частных лиц.

Закон наказывает также ношение и демонстрацию подобных степенй и знаков рыцарского отличия в любом виде, даже если факт наградения имел место за пределами Италии 3

Юриспруденция более позднего периода отказывается от санкций против награждений степенями, имевших место за границей. В декретах о пожалованиях Его Величества Короля Умберто  II, утвержденных им в городе Кашкайш (Португалия), открыто упоминается, что “действующие на сегодняшний день в Италии законы запрещают ношение знаков отличия, не признаных Государством”.

Приведем отрывки из постановления суда г. Рима, IX угол.секц. (дело  24-02-1962) в отношении пожалования со стороны независимых орденов и ношения их рыцарских знаков отличия: “ нет сомнения, что  Закон n. 178 от 3 марта 1951 года поставил целью юридической защиты престижа кавалерских знаков отличия нового Ордена за заслуги перед Итальянской Республикой, единственного правомочного источника почестей в республиканском государстве, которое в момент своего образования произвело логические изменения в политической и социальной сфере, выраженное также в упразднении всех прежде существующих рыцарских и дворянских орденов отличия, с одновременным отказам признания законности  источников их происхождения. Категоричность подобных мер не коснулось лишь немногих, указанных в этом законе, организмов, а именно: степени отличия Святого Престола, Ордена Гроба Господня и Суверенного Военного Ордена Мальты. Ношение отличительных знаков рыцарских орденов иностранных Государств млм ненациональных орденов регулируется Президентом Республики. Это естественно, когда Итальянская Республика, являясь, согласно государственному законодательству, единственным источником почестей, вводит ограничение собственной власти в этой области исключительно для вышеуказанных юридических организмов, позволяя демонстрацию знаков отличия иностранных государств и ненациональных орденов со сцециального разрешения на то Президента Республики. Подобное определение несет в себе более широкий смысл, и не только с точки зрения “официальности”; Президент Республики, предоставляя  вышеупомянутое право, наряду с проявлением своей институциональной власти, одновременно признает законность знаков отличия иностранных государств и ненациональных орденов, что представляет собой акт, не терпящий никаких оговорок, будучи наполненым смыслом и исключительными правом и властью, подкрепленными   государственным законодательством”.

Цитируемое постановление суда завершается следующим: “отсюда следует, что возможно награждение итальянских граждан степенями отличия, предоставляемыми иностранными государствами и ненациональными орденами, которые базируются не на действующих законодательствах, а берут начало из геральдического достояния иностранных граждан или   являются самостоятельными объектами международного права.

Более позднее постановлении гласит, что “для признания легальности действующего на территории Италии рыцарского ордена, в том числе и иностранного, необходимо принять во внимание национальность держателя геральдического достояния, т.е. истоки ордена, гражданство руководителя ордена, а также наличие признание этого организма со стороны государства, где он расположен4. Далее говорится, что “на основе статей 7 и 8  Закона  n. 178 от 3 марта 1951 года, не санкционированное награждение рыцарскими степенями и знаками отличия однозначно является  недействительным, как недействительным становится сама церемония  инвеституры “5


8. Международное право по вопросам рыцарства

Дело в том, что международное право признает наличие института претендента на трон в случае отсутствия  debellatio, то есть потери власти в результате отречения от своих функций и особых привилегий, связанных с проявлением  этой власти, однако, в любом случае, даже за низложенным сувереном остается право на продолжение проявления  некоторой королевской власти: например, титулы принадлежат Монарху и его потомкам даже в случае потери власти на территорию, поскольку понятие власти (суверенности) является частью достояния семьи, несмотря на отсутствие jus gladii – права на послушание подданных, jus imperii – право командной власти.

Поэтому, Монарх может быть лишен  трона и быть изгнанным  из страны, но он  никогда не может быть лишен его родовых качеств: в этом данном случае имеет место понятие претендента на престол, обладающего всеми правами Монарха, не зависящими от изменения его юридического и институционального положения, в то время как  все другие права бывают приостановлены.

Среди сохраненных   в целостности прав находится  jus majestatis – право на почести согласно рангу, право  jus honorum, то есть право предоставлять дворянские титулы и почетные степеня  рыцарских Орденов,  принадлежащих собственно суверенному роду.

Под этим контекстом, существует определенное число монарших родов и семейств, имеющих законный статус правонаследия, не только с  fons honoru, соответствующего старинному государству, иногда империи, но также законные права на т.н. наследно-семейные  (светско-рыцарские) ордены, ордены короны или независимые. Когда рыцарский институт узаконен нормами международного права,  узаконено и присвоение почетных степенй его,  равносильных степеням любого  Государства.


9. Исключительность роли юриспруденции в подтверждении правомерности и законности актов пожалования и ношения рыцарских титулов, степенй и  знаков отличия

В начале 50-х годов содержание  Закона  n. 178 от 3 марта 1951 года, сотрясло рыцарские институты своей двойственностью и лицемерием, создавая, таким образом, неразбериху между историей и политикой там, где испокон веков царили не беспорядок,а пустили корни культура и традиция.

Достаточно внимательно рассмотреть вопрос, чтобы увидеть в нем огромные противоречия.

Очень важно с самого начала определить различие между степенью рыцаря и дворянским титулом  потомственного рыцаря, а также  внимательно изучить весь материал, согласно которому независимые ордены могли бы награждать дворянскими титулами в свете   статьи 8  Закона  n. 178 от 3 марта 1951 года6. Наряду с   упомянутым ясным и стабильным отношением к  вопросу со стороны юриспруденции, ничто не препятствует признанию абсолютной правомерности любого Ордена, даже того, которого косвенно касался бы  Закон  n. 178, поскольку во всех существующих логических и юридических прецедентах признания законности Ордена принципиальным являлось предварительное определение  исторического - юридического статуса жаловавшего степеня лица, и  только в дальнейшем могла идти речь, касается ли вопрос “Ордена ненационального или иностранного государства”, упомятыми таковыми в статье 7, 1° в Законе  n. 178/1951.

Удостоверившись в принадлежности Ордена  личному  геральдическому достоянию “Гербодержателя” и в обладании им  fons honorum соответственно привилегии , будучи субъектом международного публичного права, становится возможным воспользоваться положительными последствиями закона о ношении орденов отличия на территории итальянской республики (поскольку более чем очевидно отсутствие упоминания в законе санкций  и запрета в отношении использования знаков отличия, рыцарских,  в том числе, не относящихся ни к ненациональным Орденам, ни  иностранным государствам).

Подобное предварительное установление статуса органа является необходимым условиям для вынесения  положительного решения по делу, как свидетельствуют о том многочисленные постановления судов в период последних пятидесяти лет.

Подобным образом происходит также присоединение титула к имени, предполагаемое пунктом   XIV переходного и окончательного положения действующей Конституции, когда необходимо предварительное установление юридически существующего “титула”, даже если таковой не признается тойже конституциональной нормой.

Из всего сказанного следует, что, лишь прибегая к подобным правовым ходам уголовных или гражданских процессов, основанных на проверенных судом приводимых историко-правовых  элементов, сегодня возможно, хоть и косвенным образом, но признать легальность Ордена в двойном его разрезе, а также легальность пожалованных его степеней отличия и их ношение.

В случае, если магистратура установит, что по своим качествам Орден причисляется к ненацинальному или иностранного государства, в силу вступает статья 7 известного Закона. В таком случае выноситься постановление о запрете на пожалование степеней рыцарского отличия этого ордена, поскольку признается органом, Великий Магистр которого, согласно следующей  статье 8, не имеет fons honorum, и/или не является достойным преемником Монарха как Магистра, поскольку fons honorum является прерогативой “династии или Государства не побежденного”. Однако в эту категорию не входят частные граждане-субъекты международного права, и, как следствие, имеют полное и законное право на инвеституру дворян и рыцарей.


10. Вступительное рассуждение по поводу правовой стороны независимых Орденов

Вооружившись знаниями вышесказанного, необходимо установить, можно ли независимые Ордены причислить к ненациональным, согласно статье 7 Закона  n. 178/1951, и, как избежать неумолимость последующей статьи 8; отрицательный ответ по этому вопросу сделал бы излишним всякую попытку по поиску успешного решения в легитимности присвоения и ношения степеней различия упомянутых орденов.

Излишне напоминать, что подобные ордены-организмы De facto, учрежденные и признаннные членами Ордена и Великим Магистром, имеют отличный от самих членов статус, и, не смотря на отсутствие правового ценза, не могут избежать рассмотрения их характера со стороны итальянского государства.

И, как следствие, имея  гражданский статус, член Ордена, может быть подведен под уголовное дело за нанесение  невосполнимого ущерба в адрес суверенности Государства и Президента Республики-единственных источников почестей.

Признание за Орденом характера ненационального  обязательно повлекло бы за собой признание его   субъектом международного права, как логически, так и юридически.

И, как следствие, этот “обвиняемый” Орден с Приоратом в Италии, обрел бы двойной юридический статус: один - как субъекта правового устройства Итальянской Республики, где позволено существование лишь Ордену “За заслуги перед Итальянской Республикой” (с определенными исключениями, внесенными в Закон n. 178 в отношении Орденов Святого Престола, Орденов Гроба Господня и Мальты); второй – как субъекта международного права, соблюдение  которого ему также вменяется.

Нелогичность подобного масштаба и двойной статус являются очевидными. Не может быть подвергнут возражению тот факт, что качество Ордина отлично от качества Великого Магистра этого Ордена ненационального, за которым признается право субъекта международного права с вытекающей отсюда легитимностью пожалования степеней отличия.

Как бы то ни было, такм, где отсутствует доказательство факта признания Ордена каким – либо государством или  факт существовния его как субъекта международного права, Орден самими своим существованием представляет доказательство. Как было уже замечено, подобный Орден не является орденом корпоративного характера, лмшенным юридического статуса, и, поэтому, его “национальность” должна определяться национальностью его представителей, местонахождения его резиденции, а также возможных фактов признания его со стороны иностранных государств.

Это – то единственное, чем может руководствоваться судья, занимающийся таким делом, который, при объективном  рассмотрении всех вышеприведенных элементов, уже имеющих место в постановлениях гражданского суда, и, таким примерам нет предела и числа, когда ни при каком случае в Италии не представлялось  возможным  наделить частное лицо  и/или ассоциацию суверенной властью, на которую имеет мандат лишь государственный орган, и, как следствие, имело бы место нарушение норм публичного права с последующей неоспоримой уголовной отвтственностью, следующей из Закона n. 178 от 3 марта 1951 года.

Из недвусысленной интерпретации указанного закона, подкрепленного подготовительными актами и парламентскими докладами, нет никакого сомнения, что присвоение кавалерских степеней отличия является исключительной и абсолютной прерогативой государства, кроме определенных предусмотренных  исключений. Отсюда следует, что возможно присвоение степеней отличия, предоставляемых итальянским гражданам иностранными государствами (о которых не имдет речь в данном случае) и ненациональными орденами, которые базируются не на действующих законодательствах, а берут начало из геральдического достояния иностранных граждан или являются самостоятельными объектами международного права.

Определение по статье 7 Закона n. 178 понятия “ненациональный орден” (что не определено законодателем, а исходит из принципов) является очень деликатной проблемой и имеет большую практическую важность.Действительно, признание рыцарского ордена ненациональным орденом влечет за собой то, что он не предвиден в статье 8, и, следовательно, присвоение его степеней отличия является дозволенным действием, а их ношение может быть наказано лишь в случае вмешательства Президента.


11. Определение не национальных Орденов согласно действующему законодательству

Отсутствие точного юридического определения и сложность материала, требующего особую подготовку в области истории и юриспруденции, объясняют собой  неуверенность правовых органов и недостаток предложенных решений.

Чтобы разрешить эту задачу, необходимо освободиться от некоторых представлений, часто применяемых в поддержку ряда ненациональных орденов, что, на самом деле являются совершенно неубедительными.

А именно: что не признанный Орден осуществляет свою деятельность не только в Италии, но и за ее пределами; что преследуют цели идеалистические, которые выходят за пределы одной страны; что Великий Магистрат, будь от наследственным и /или избирательным, являются обстоятельствами, которые не оказывают влияния на обсуждаемый вопрос.

Из понятия ненационального Ордена, оглашенного в статье 7, должно быть извлечено прямо  противоположное содержанию следующей статьи 8.

Возвращаясь к приденному выше примеру: если организация или ассоциация осуществляют свою деятельность также и за границей, это совсем не значит, что их надо причислять к организмам ненациональным, как никому и в голову не придет торговое общество, учрежденное в Италии назвать неитальянским только потому, что  деятельность его, частично или полностью (ст.2509 Гражд. кодекса 7), осуществляется за границей.

Равно, как, если Великий Магистрат принадлежит  определенной итальянской дворянской семье (относительно бывших монарших семей скакзано ниже), даже приусловии, что родственная связь исторически доказуема,  это не повод для того, чтобы Орден рассматривался как ненацинальный, и можно было уклониться от санкций статьи 8 в вопросе лигитимности присвоения его степеней отличия.

И это в силу двоякого рассмотрения вопроса:  прежде всего, права великого магистрата рыцарского ордена, будучи также дворянским, не могут более быть признаны в силу пункта  XIV переходных положений Конституции; во-вторых, присвоение степеней отличия являлось бы демонстрацией привилегии геральдического достояния, лишенного субъекта, и, поэтому, подвергнулся бы действию статьи 8, запрещающей пожалование степеней отличия со стороны частных лиц.

В сущности, первое, что можно утверждать с уверенностью, категория ненационального ордена не может признано за орденскими ассоциациями и/или корпорациями, которые, согласно основным понятиям о национальности юридических лиц (применяемым также организмам de facto), принято рассматривать как итальянские организации, ни, тем более, за орденами семейными, относящимися к геральдическому имуществу отдельных нтальянских граждан.

Это замечание не исчерпывает всей проблемы. Мы считаем, что даже, если Орден находится за границей, состоит преимущественно из иностранцев, его Великий Магистр (как наследный, так и избранный) является иностранным гражданином, в общем, если по всем принципам о национальности данный организм не может рассматриваться как итальянский, тем не менее, этот Орден не может быть причислен к категории ненационального лишь на основе вышеприведенных наблюдений в силу статьи 7 Закона n. 178 от 3 марта 1951 года.

То, что считается действительно важным, что Орден должен быть признан как рыцарский, юридическим органом, отличным от итальянского государства, иными словами, каким – либо иностранным государством, Святым Престолом, религиозными организациями или международным правом. Это заключение и является логическим подведением итога тщательной работы по известным юридическим нормам.

Понятие ненацинального Ордена, не включенное в представленном правительством проекте, было добвлено в текст закона для того, чтобы приравнять к рыцарским Орденам иностранных государств институты, имеющие с ними какую-либо аналогию.

Тезис, поддержанный в прошлом Реллини Росси согласно, которому “в исследуемом вопросе закон частично старается подвести эти ордены к категории субъектов международного права”, мнение, которое мы не можем всецело разделить, поскольку половинчатая правосубъектность в международных отношениях является довольно расплывчатым понятием. Тем не менее, если не востребована правосубъектность (или почти правосубъектность) международного права, в любом случае, необходимо, чтобы Орден и его степени отличия были бы признаны какой- либо юрисдикции, отличной от итальянской.

С другой стороны, если бы можно было к ненацинальному причислить любой орден, располженный за границей, или на великий магистрат которого  согласно jure haereditario претендовал бы иностранец, стало бы возможным просто уклониться от закона, поскольку в этом случае многие непризнаные и/или недавно учрежденные рыцарские ордены, действующие в Италии могли бы просто  формально “переселиться” за границу или передать великий магистрат иностранной организации.

Естественно, если “фальшивый” орден осуществляет свою деятельность исключительно за границей, итальянский закон не имет повода заниматься этим вопросом, но как только деятельность этого орден каким-то образом затронет итальянскую юрисдикцию(например, присвоение степеней отличия итальянским гражданам), мы считаем, что станут неизбежными административные санкции по незаконному присвоению рыцарских степеней отличия(статья 8 З.178/1951).


12. Духовно-рыцарские Ордены; семейные Ордены; Ордены-ассоциации

В заверешении вышеприведенных размышлений, ситаем, что к различного типа рыцарских Орденов применимы следующие заключения:

A) ДУХОВНО-РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ. Эти Ордены учреждены, как религиозными лицами (например, Тевтонский Орден), так и мирскими (напрмер Константиновский орден святого Георгия), и  обладают правосубъектностью, берущей начало из юридического устройства Святого Престола. Поэтому эти Ордены являются ненацинальными, на которых распространяются вышеуказанные эффекты о легитимности присвоения и ношения  их степеней отличия. Но, как общеизвестно, действующий кодекс канонического права хранит молчания по поводу духовно-рыцарских орденов, между тем, только некоторые из них (S.M.O.M.- Орден Мальты, имеющий неординарный статус, и Тевтонский Орден), члены которых дают монашеский обет, составляют категорию религиозных Орденов. Тем не менее, этим не исключается тот факт, что существующие до обнародования кодекся канонического права Ордены продолжают существование согласно собственным уставам (можно привести пример меры, принятые  Церковью в недавние времена по отношению к Константиновскому и Тевтонскому Орденам, которые даже после реформ 1929 года продолжают именовать  Рыцарями).

B) СЕМЕЙНЫЕ (СВЕТСКИЕ, МИРСКИЕ) ОРДЕНЫ. Рассмотрим различные гипотезы. Если Орден принадлежит царствующей в настоящее время семье, он, естественно, должен быть приравнен с статусу государственных. Если речь идет об ордене, имеющем также и религиозную черту (например, Константиновский Орден), в силе остается вышеприведенное заключение. Если Орден относится к геральдическому достоянию немонаршему иностранному роду (или бывшему царствующему),  его целесообразно причислить к ненацинальному, когда он признан юрисдикцией того государства, чьим гражданином является его Векликий Магистр. Если  по праву наследования Орден принадлежит к итальянскому не монаршему роду, или иностранному роду, права которой аналогично не признаны на собственной родине, присвоение степеней отличия подходят, как уже говорилось, к санкциям статьи 8. И, наконец, ксли речь идет о наследном Ордене бывшего монаршего рода (и именно этот случай вызывает наибольшие споры и сомнения), считаем, что этот орден можно рассматривать как ненациональный лишь в том случае, если со стороны международного права или иностранных государств за ним признается особый юридический статус, особое значение позиции бывшей монаршей семьи или ее претензий на реставрацию, и, поэтому,  по нашему мнению, все династические ордены и/или их достойные продолжения должны рассматриваться ненациональными. В подобной  правовой позиции не должно быть отказано тем семействам, чьи династические претензии связаны с особыми историческими событиями, даже отдаленными во времени, и, которые с точки зрения протокола, со стороны других государств имели обращение, соответствующее статусу  претендентов на трон (к примеру монарший род Патерно Кастелло, Амороза д’Арагона, Альтавилла Сицилия-Неаполь, Фокас Флавио Ангел Дукас Комнен де Куртис Византийские, Австрия д’Эсте, Габсбург-Лорена, Бурбоны-Парма, и т.д.)

C) ОРДЕНЫ АССОЦИАТИВНОГО ТИПА. Таковые могут быть признаны ненациональными лишь в том случае, если орден имел однозначное правовое признание со стороны иностранного Государства (имеется в виду ).


13. Правопорядок действия рыцарских Орденов Дома Свойя до и после прекращения действия пункта XIII переходных положений Конституции

В дополнение этих кратких заметок должен сказать, что по нашему мнению до момента прекращения действия пункта XIII переходных положений Конституции,  санкции статей 7 и 8 не касались Рыцарских Орденов Савойской Династии, и было правомерным рассматривать присвоение степеней отличия наследных орденов Семейства Савойя законным, в то время, как было бы нарушением пожалование степеней Ордена Короны с момента прекращение существования монархии. Как известно, с началом республиканского строя по поводу различных монарших рыцарских орденов были изданы указы, в которых игнорировалась их историческая и правовая природа, особенно не делались различия  между орденами короны (т.е. наследно- государственными) и орденами наследно-семейными.

В действительности же, проблема отношений между республиканским режимом и предшествующей ему монаршей династии (за исключением тех случаев, когда бывший царствующий Дом принимает изменения признать новую власть и принять равный со всеми гражданами статус) представляет собой исключительно политическую проблему, которая не может разрешена с точки зрения ощих прав. После капитуляции Гаэты Франческо II до 1870 года жил в Риме, где держал королевский двор, правительство, дипломатические представительства и т.д., жаловал дворянские и рыцарские титулы, пвтаясь всеми силами поддерживать свою власть, которая принадлежала ему de jure.  Никому  в Италии даже в голову не пришло подать в суд на министров и помощников монарха, даже после их возвращения на родину не было проведено ни одного процесса, способного причислить их деяния к преступлению.

Что касается рыцарских Орденов Савойского Дома важно отметить, что присвоение их в Италии, а, следовательно, и их ношение запрещено. Считаются  противозаконныым награждение в настоящее время степени отличия тех Орденов, титулы которых, присвоенные до 1946 года признаны Италией (все монаршие Ордены, за исключением Ордена Благовещения-Аннунциата), так как подобное действие подходит под статью 498 Процесссуального  Кодекса-узурпация у Государства права на присвоение степеней отличия.

С Орденом Благовещения случай особый. Закон от 3 марта 1951 года запретил, как сам Орден, так и знаки его отличия, и, поэтому не подходит под санкции статьи 498 Процесссуального  Кодекса, будучи не признанным Государством; поэтому будет правильно, если мы скажем, что публичное ношение знаков отличия Ордена запрещено, но не является уголовным преступлением, а значит, что официальное лицо, нарушевшее запрет, уголовно не наказуемо, в то время, как то же лицо имеет полное право носить эти знаки отличия в частном порядке.

Что же каксается савойских Орденов Маврикия и Лазаря и За Гражданские заслуги, после присяги верности Итальянской Республике и ее Президенту, имевшей место в феврале 2002 года со стороны наследников Его Святейшего Величества Короля Умберто II, вступил в силу факт debellatio, т.е. признание себя династией побежденной с добровольным отказом от монаршей власти, а прекращение действия пункта XIII переходных и конечных положений Конституции, влечет за собой причисление семьи Савойя к категории частных граждан, к которым применимы действие и санкции статьи 8 Закона n. 178/1951.


14. Заключение

В завершении, скажем, что нам не хотелось бы верить, что Закон  n. 178/1951 несет на себе нагрузку явной демагогии, поскольку вэтом случае имела бы место огромная юридическая и фактическая ошибка; не хотелось бы также, чтобы этот закон преследовал явно эгалитаристский характер, поскольку никто не претендует на восстановление старых привилегий Рыцарства. Однако, именно посредством этого закона и именно в Италии наблюдается искоренение самого красивого, исторически и традиционно ценного, чем гордились многие Государства и семьи до момента объединения Италии.

Ценность и достоинство традиций являются понятиями моральными, а не юридическими, и поэтому не могут быть решены чисто юридическим подходом.

Стремление к достойному продолжению традиций, а именно высокая мораль, обладание добродетельными чертами, чутким восприятием, благонравием, вовсе не зависят от закона, как не зависят от закона ум, здоровье, красота, способность мыслить и чувствовать, многообразие этих качеств не может быть поводом разделения граждан на лучших и худших.

Однако, тем не менее, не может быть запрещено - дать оценку неоспоримой  традиционной и исторической ценности Ордену посредством юридического акта, называемого решением международного арбитражного суда, и имеющего силу приговора первой степени8, в согласии со статьей 806 и далее гражданских процессуальных кодексов, как решение по делу между сторонами, наследниками или истцами9, и принимаемое как окончательное, если не происходит его оспаривания в сроки и правила, установленые законом10.

Арбитражный судья с правом единоличного рассматривания дел, имеет власть объявить о вступлении в действие решения суда на территории Республики и распорядиться о публикации в Официальном Бюллетене (наш Институт добился определения статуса семи рыцарских Орденов).

Сегодня, несмотря на  царствующую атмосферу демократии, для многих людей является исторически  важным наличие дворянских, т.е. рыцарских титулов благородства духа; и, несмотря на распространенные мненя на этот счет, очевиден факт наличия среди нас подобных идеалов, и юриспруденция должна изучать их с целью регулирования трений, происходящих на их основе.

В связи с этим, Римские Понтифики всегда рассматривали традицию награждения за заслуги как стимул на совершение добрых поступков; стоить вспомнить слова Папы Пия X на этот счет: “Вознаграждение по заслугам способствуют желанию на благородные деяния, и, когда Церковь и Общество воздает должную похвалу отличившимся людям, это побуждает и других повторить их дорогу к Славе и Чести”.

Поэтому, в качестве скромных почитателей и знатоков истории и традиций, мы не можем не прибегнуть к превосходной степени в определении нашего усердия в сражении по установлению правомерности легитимного существования так называемых независимых Орденов с целью признания их, как со стороны итальянской магистратуры, так и юрисдикциями других Государств, таким образом, что подобные Ордены в качестве организаций имели бы право в самовыражении посредством присвоения  своих степеней и орденов отличия в соответствии с Законом n. 178/1951.

Приведем схематично те необходимые условия,которые на сегодняшний день дают право на присвоение степеней рыцарского отличия, звания и ордены, а также их легитимное ношение:

1. Орден должен базироваться за границей;
2. Великий Магистр должен быть иностранным  гражданином  и/или субъектом международного права;
3.  присвоение и церемония инвеституры должны  совершаться за границей;
4. Орден должен работать совместно с конгрегацией религиозного характера и ассоциацией non profit;
5. незыблем факт международного арбитража;
6. условие, которое способствует положительному решение и предыдущего пункта-это неотъемлемость наличия признания со стороны иностранной юрисдикции;
7. необходимо иметь в виду “предупреждение” Святого Престола о том, что “к сожалению недоразумения возможно будут иметь место, и для того, чтобы предотвратить злоупотребления в адрес доверчивых людей со стороны вышеуказанных Орденов, Святой Престол полномочен объявить, что не признает никакой ценности за выданными ими Грамотами и знаками отличия”11.

В завершении необходимо еще раз подчеркнуть, что привилегии Рыцарства были отменены, нщ они представляли собой лишь имеющуюся и сегодня различия в правах, но не в обязанностях, и поэтому, нельзя запретить, кто по праву крови или заслуг мыслит и поступает возвышенно согласно наивысшей морали, вплоть до самых крайних ее проявлений.

Каждый истинный Рыцарь всегда утверждает собственные идеи, неизменные в своем духовном содержании, и вынуждает других ценить их важность. Он  с достоирсвом будет жить по законам справедливости, и это послужит тому, что прилагательные “благородный” и “рыцарский” продолжат свое существование как определения чувств и поступков, достойных похвалы и подражения.

Нужда в этих добродетелях будет до тех пор, пока будут на свете слабые и беззащитные,  жестокие тираны, пока живет в человеке идея о борьбе и мученических подвигах.

Мир, на который уповаем, не означает собой слабость и созерцание - поддатливость злу, это - мир сильных,  мир правосудия. Но этого можно добиться лишь настойчивой борьбой: мы - Рыцари, умеющие молча, до последней капли крови приносить жертву на на алтаре правды.

 

1 Статья 1-ая,раздел - частные юридические лица, гласит, что” Ассоциации, общественные фонды и другие институты обретают правосубъектность  посредством признания Декретом Президента Республики ”.
2 Ст. 7. 1.
3 Ст. 8, пункты 1-ый, 2-ой и 4-ый.
4 Касс. уг. суд, секц. II, реш. 17-01-1981, N° 237.
5 Касс. уг. суд , секц. III, реш. 30-07-1999, N° 9737, в данном случае  пожалование имело место  за границей, а Инвеститура - в Италии, поэтому не посчитали нужным запрос в Министерстве Юстиции.
6 Которое гласит, что “запрещено присвоение рыцарских  степеней, званий и орденов отличия в любой форме и под любым названием, со стороны организаций, ассоциаций или частных лиц ”. Заметьте, что закон делает специфическую ссылку на рыцарские степени отличия и так далее,, в то время, когда пункт  XIV переходных положений Конституции. устанавливает, что “ Дворянские титулы не признаются ”.
7 Раздел “Общества, учрежденные на территории Государства с деятельностью за границей”, гласит, что “Общества, которые учреждаются на территории Государства, хотя предмет их деятельности находится  за границей, подлежат санкциям итальянского закона ”.
8 Конст. суд 12-02-1963, N° 2.
9 Касс. граж. суд, секц. III, sent. 29 мая 1980, N° 3552.
10 Касс. граж. суд, секц. I, от 7 февраля 1963, N° 194. 11 Osservatore Romano от21 марта 1952 (в статье намекалось о различных так называемых Орденах; подобная статья была повторялась в течение 2004)

     
     
Don Francesco Maria Mariano
duca d'Otranto