Home Page
Презентация
Рыцарское право
Словарь рыцарских терминов
Решения суда
Сервис юридических, нотариальных и арбитражных служб
Отказы
Официальный бюллетень Республики Италия
Царственные (Суверенные) Дома
Рыцарские титулы
Международный Реестр
Иконографический перечень
Интервью
Интересные сведения
События
Видео
Обзор прессы
Регистрация
Услуги и стоимость
Curriculum Vitae
Сделайте заказ
E-mail
Link
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
 
 
Рассуждения об отечественной истории, дворянстве, рыцарстве и термине debellatio с Президентом Итальянского Геральдического Совета - Института Маркиза Витторио Спрети Доном Франческо Мария Мариано, герцогом Отранто и Липари.

 
Вопрос:
1.- Итак, синьор Герцог, как и когда возник Ваш Институт и с какой целью?

О.: Наш Институт Культуры по исследованию и охране исторических   дворянских, мещанских и рыцарских ценностей был основан в 1948 году в городе Турин с четко определенной целью: способствовать исследованиям в области истории, геральдики и генеалогии, вести работу над составлением полных списков итальянских и иностранных семей с точки зрения их генеалогии, этимологии, истории и дворянского происхождения, восходя к незапамятным  временам возникновения их родословной. И, поскольку Королевский  Геральдический Совет в Италии прекратил свое существование в соответствии с пунктом XIV Переходных и Окончательных Положений Конституции итальянской республики, образованный в рамках действующего закона Итальянский Геральдический Совет, наметил своей задачей исполнение аналогичных упомянутой службе функций; одновременно, являясь достойным последователем дела Маркиза Витторио Спрети, Совет продолжает работу над сохранением,  обновлением и усовершенствованием созданного Маркизом Итальянской Исторической Дворянской  Энциклопедии, внося, таким образом, свой вклад для подачи обществу творческого импульса к сохранению национальной культуры и продолжению тех традиций, которыми гордились наши предки.

Вопрос:
2.- Чем, в частности, занимается Ваш Институт?

О.: Мы занимаемся исследованиями различных видов: геналогическими, этимологическими, историческими и дворянскими. На первом месте стоит этимология фамилии, к которой необходимо прибегнуть всем, кто хочет узнать ее  происхождение, поскольку фамилии как таковые стали формироваться в период между 1000 годом и  XII - XIII веками. Кризисом феодализма и последующий рост больших городов, превращающихся в  крупные центры, повлекли за собой сильные внутренние миграционные потоки  и перемещение имущества из деревень в города, и, как следствие, более активное участие населения в общественной жизни. В тот период возникла острая необходимость точно идентифицировать каждый индивидуум посредством прибавления к имени определенного “клейма”. Чисто итальянских фамилий на сегодняшний день насчитывается около  280.000,  отсюда около половины могут быть орфографическими вариациями или иметь другое происхождение ( прозвища, имена растений, топонимы, ремесла, местности, добродетели, подвиги, личные черты: например, фамилия Росси происходит от прозвища, соответсвующего точному качеству-цвету волос, и, на сегодняшний день, это самая распространенная в Италии фамилия (23.000); после Росси самыми распространенными в Италии фамилиями являются Бьянки, Коломбо, Коста, Эспозито, Риччи, Романо и Руссо) . В основном, процесс закрепления фамилий был завершен в период эпохи Возрождения, когда родословная узаконивается за определенной семьей как неизменная и наследуется от отца к сыну. В основе происхождения фамилии могут лежать личные имена: латинские (Адриани, Чезари), германские (Карли, Федеричи), греческие (Кристофори, Теодори), средневековых времен (Бонавентура и Бенвенути), исторических персонажей ( Акилли, Полидори, Риналди, Орланди), или от ремесел: Барбьери (цирюльники), Боттаро (бондарь), Аквайоли (водоносы), Фаббри (кузнецы), Сарти (портные) и Медичи (медики). Встречаются поддчас фамилии странные, когда даже самым опытным нашим ученым прихолится корпеть над недоступностью их смысла (Аббраччавенто – обними ветер, Идроджено - водород, Тонтодимамма - мамин толстячок, Сфондалмондо – пробейся в мире, Туттоилмондо – весь мир, и т.д.). Есть фамилии церковного латинского характера Доминус -Владыка, Сикутери- да будет, Аньусдей – агнец божий, Патерностер- отче наш, Кьеза-церковь, Диоталлеви - Бог в помощь, и т.д.; есть такие, которые подчеркивают внешнюю или внутренюю черту человека:  Цоппи - хромые, Малфатти - плохо сделанные, Аллегри – веселые, Онести – честные, Спинозо – колючий, Брутти – уродливые, Белли – красивые; а также этнические и топонимные: Ломбардо (из Ломбардии), Тедески (немцы), Делла Коста (с побережья), дел Монте (с гор), Булгари (болгары), Ронки (живущий вблизи виноградников), Брамбилла (из долин Бергамо). Фамилии многих итальянцев происходят от названия деревьев, цветов, фрукт, распространенных вблизи их жилищ: Олива (оливк), Олми (вязы), делла Ровере (дуба), Куерча (дуб), Фореста (лес), Ува (виноград), Боски (леса), Кампанья (село), Аллори (лавры), Альи (чеснок), Рута (рута), Грано (зерно), Эрба (трава), Пинья (еловая шишка). Другим критерием “присвоения” фамилий являлись занимаемые должности, военные звания, общественное положение: Джудиче (судья), Кардинали (кардиналы), Падрино (крестный отец). Говоря о фамилиях сатирического, шутливого характера, а также индикаторов  старинных ремесел, по статистическим данным известно, что на нашем полуострове проживают много Разуло (язык режет как бритва), Покинтеста (малое содержимое в голове),  Фумагалли (коптильщик или вор кур), Паллавичини (обдирающий соседей), Каллегари (сапожник), Писторе (пекарь), Марангони (столяр), Цампари или Цангари (сапожник), Семерано (сеятель), Пассаторе (паромщик), Сканнапьеко (мясник). Есть категория фамилий, основанная на наименовании феодального владения времен, когда, ранее, чем появились дворянские титулы, владельца поместья именовали Синьором этого поместья. Так появились фамилии  ди Савойя, ди Монтальто, ди Монтефельтро, ди Вентимилья, ди Капуа, ди Страссольдо, д’Отранто, ди Ризикалла, ди Вилла Сан Джорджо.
Существуют фамилии, происходящие от названия животных, а также подмечающие определенные достоинства и недостатки: Гатти (коты), Леони (львы), Лупи (волки), Орсини (медвежата), Кавалли (лошади), Порчи (свиньи), дал Верме (от червя),  Вителлески (от телят), Лупарелли (от волков); фамилии, происходящие от украшений: Скудо (щит), Чиконья (хомут), дел Драго (дракона), делла Кроче (креста); фамилии, происходящие от предметов обихода, объектов мирного и военного характера: Мацца (трость), Спада (шпага),  Ланча (копье), Балестра (арбалет), Бариле (бочонок), Бандьера (флаг), Панебьянко (белый хлеб), Мьеле (мед), Анфора (амфора), Наве (лодка), Ферро (железо), Ланца (копье).
Существуют фамилии, происходящие от ремесел: Медичи (медики), Кавалканти (наездники), Фаббри (кузнецы), Муратори (каменщики); от социальных группировок: Гибеллини, Реали (королевские), Пополи (народы), Гвельфи.
В средние века фамилии могли происходить и от произвищь. Так, не стали исключением и известные исторические лица как  Умберто Бьянкамано (белая рука), Федерико Барбаросса (красная борода), Бальдовино иль Лебброзо (прокаженный), Джованни Сенца Терра (Джон Безземельный), Риккардо Куор ди Леоне (Ричард Львиное Сердце), Пипино иль Бреве (Коротышка), Федерико иль Гоббо (Горбун), а также Паппафава (бобовая каша), Макиавели (коварный гвоздь), Кастракани (оскопитель собак), Пизакане (лекарь собак), Бачадонна (целуй женщину), Тренталанче (тридцать копей), Кроллаланца (падает копье), Кавалкабова (наездник волов), Фраджипане (резчик хлеба), Бонапарте (хорошая часть или счастливого отправления), Маласпина (плохой шип), Малатеста (дурная голова), Фьерамоска (отважная муха), Бевилаква (пей воду), Буонкомпаньи (хорошие товарищи), Валибона (много стоишь) и т.д.
Существуют много фамилий, которые даже неловко произносить: Вакка (корова), Тройа (свиноматка, вульг. блядь), Морте (смерть) и т.д.
Следующее направление наших исследований несет имя  HERALDICUM, и подразумевает поиск корней семьи, восходя далеко вглубь веков, что позволяет семье узнавать порой о  любопытных фактах, касающихся  представителей их рода. В свою очередь, поиск дворянских корней состоит в поиске того или иного дворянского титула, порядка его наследования (за исключением случаев, когда титул был пожалован единолично ad personam; естественно, что благородная кровь не исчезает с прекращением употребления благородного титула, даже по прошествии веков, поскольку  раз пожалованный за благородство, подвиг, добродетель, иногда, за кошелек, титул вместе с гербом, девизом и предикатом (приставкой), если таковой имеется в наличие,  не исчезают и не изменяются во времени). Таким образом, пожалованый дворянский титул представляет собой   королевский патент за особые заслуги.
Среди огромного количества предков встречаются более или менее известные. Может случится, что во время наших поисков нам придется столкнуться со “спрятанным в шкафу скелетом”: будь-то внебрачный ребенок, или предок с “темным прошлым”, однако, что бы то ни было, все может оказаться полезным в деле разъяснения тех или иных  обстоятельств, или, более того, в деле восстановления  чьего-то доброго имени.
Научный поиск по прямой линии в генеалогии представляет собой графическое изображение имен каждого из представителей рода по восходящей линии. Мы в состоянии восстановить генеалогическое древо вплоть до   20/22 колена, в целом около 500  фантастических лет из истории семьи.
Поиск представляет собой настоящее тщательное расследование, есть случаи, когда срок поиска растягивается на годы. Ведь, чтобы построить генеалогическое древо, приходится сталкиваться с сотнями документов о рождении, о крестинах, о венчании и брачных договорах, о смерти, усыновлении, получении дворянских титулов. Для выполнения подобной работы нашим сотрудникам приходится превращаться в настоящих “архивных крыс”. Сведения, касающиеся периода после объединения Италии (1861), в большей степени, можно найти в городских архивах, в то время, как в церковных архивах хроника восходит к Тридентскому Собору ( 1545/1563 ), когда Св. Карл Борромео вменил в обязанность  церковным приходам вести на латинскм языке регистрацию рождений, смертей, крестин и одного из возможных браков (что уже к началу 17-го века стало  весьма обычным явлением).
В деле по продвижению вглубь хронологической лестницы, иногда вплоть до XI века, приходят на помощь государствнные и нотариальные архивы, которые есть в каждой провинции.  Может случиться, что придется и вовсе отказаться от генеалогического расследования по причине отсутствия  информации или трудностей по ее получению  из-за разрушений, катастроф, пожаров, случившихся в прошлом.

Вопрос:
3.- В общем, все силы для того, чтобы найти правду, только правду, ничего кроме правды?

О.: Поиск правды является основной движущей силой человека. Мысль каждого из нас постоянно устремляется к познанию истины всеми силами и любыми средствами. Однако, мне кажется, что ничего не изменилось в истинной сущности памяти; поэтому, естественно, что потеря идентичности семьи, ослабление связи ее с местами  происхождения, влечет за собой глубокий идеологический вакуум. Естественным правом каждого человека является поиск  в прошлом следов того, чем был и чем обладал род, это право всех и каждого – восстановить ту часть истории, которая касается его семьи, и, которая  может быть наконец возвращена каждому из нас.

Вопрос:
4.- Значит, история является правдой прошлого?

О.: В истории сокрыто будущее, и, если бы существовал на свете способ предсказывать будущее, то он бы базировался на научных методах, основанных на тщательном экзамене прошлого. Похожие обстоятельства способствуют повторению похожих исторических событий. С этой точки зрения критический пересмотр исторических событий для генеалогии может быть только полезен, становясь своебразным наследством: ведь у каждого из нас по два родителя, по 4 дедушки и бабушки, по 8 пра- дедушек и бабушек, и по 16 прапра-дедушек и бабушек;  наши предки в 8-ом колене жили накануне Французской Революции; а предок в 12 -ом колене был  ровестником Микельанджело, в то время, как предок  в 70-ом колене - , не больше-не меньше, современником  Христа; так, становиться ясным, что восходя от сына к отцу во времени можно добраться до доисторических времен, и, что, говоря по-большому счету, мы все – родственники.

Вопрос:
5.- Что есть  Геральдика?

О.: Геральдика  является вспомогательной исторической дисциплиной, которая занимается научной интерпретацией особого материала, оценивая и классифицируя цвета, фигуры и различные дополнительные символы, встречающиеся на гербах: посредством изучения знаков отличия и блазонов, исследуя особенности их использования, форм, фигур и орнаментов, геральдике не  только удалось восстановить историческую правду  о событиях на земле Италики, но и определить происхождение людей, ее населяющих. Писать историю семьи,  воссоздавать ее основные линии, основываясь на немногочисленных свидетельтствах хроник, уцелевших от  неотвратимого разрушающеего воздействия времени для  народа с исключительными рыцарскими традициями: все это есть Геральдика, которую называют “наукой славы”, или, как величали ее наши предки Nobilissima Armorum Scientia;  все это является трудным и отважным предприятием, требующим богатый опыт, способность к тщательной и кропотливой работе тех немногих, кто в силу личных свойств характера, духовного призвания и исключительного исторического “нюха” отважился этим заниматься.

Вопрос:
6.- Что Вы скажите об итальянцах, которые обращаются к Вашей службе, почему они это делают?

О.:  Ими движет интерес, поскольку в каждом из нас есть желание к познанию истинной истории  своей семьи и ее возникновения. Более того, подсознательно,  в нас живет необходимость чем–то занять себя, развеяться от ежедневной суеты, и многим в этом помогает  увлечение посковой работой, историей. Среди наших Клиентов есть представители любых слоев общества, возраста, мущины и женщины, которые не столько ищут наличия в них “голубой крови”, сколько правду о происхождении их рода.

Вопрос:
7.- Разве не является анахронизмом разговаривать сегодня  о  благородном происхождении, о дворянстве?

О.:  Благородство исходит от духа: о благородстве человека свидетельствуют его поступки. Однако нельзя путать благородство с титулами, хотя всегда считалось очень важным продемонстрировать принадлежность своей фамилии к дворянскому роду. До 1861 года в Италии существовали различные, жаловавшие дворянский статус, институты, с критериями и принципами, соответствующими политическому устроению государств, существовавших на территории современной Италии: после рождения Королевства Италии, Геральдический Совет удостоверил  дворянский статус приблизительно восьми тысяч лиц и семейств.
Еще немногом был установлен или пожалован дворянский статус королем  Умберто  II  в период от 1948 года вплоть до его смерти в 1983 году . Помимо этого, существовало более двух тысяч семей, имеющих недействительные титулы, или  ошибочно причисляющих себя к статусу дворян. Недействительными дворянями являются те, которые по наивности или неопытности введены в заблуждение “принцами” с воображаемыми  монаршими притязаниями, жалующими неподлинные дворянские  титулы,  гербы и короны.

Вопрос:
8.- Значит, существуют фальсификаторы истории. И кто же является настоящим ее исследователем?

О.:  Нет ничего более естественного в том, что именно историк является профессиональным искателем правды. Часто это просто фанат своего дела, но благодаря своему моральному кодексу всегда верен предназначенному ему делу. Ясно одно: для честного историка его работа является миссией, а не ремеслом.
Я сам, как страстный исследователь, являющтйся президентом важного Института -  хранителя и культиватора геральдических и генеалогических наук, не смог воздержаться от употребления превосходной степени в определении моего отношения к фальсификаторам истории и борьбы против них, в том числе и  к “принцам тщеславия”, восседающих на тронах из папье-маше с жестяными  коронами на головах..
Сегодна как никогда  правда подвергается искажению из-за присутствия на  “рынке” определенных персонажей, к которым более всего применим термин “фальсификатор”, которые распространяют  “макулатуру” с приведененными в ней сведениями о фамилиях, добытыми при помощи компьютера, вводя в заблуждение, приписывая чужую дворянскую  или мещанскую родословную ничего не подозревающим “клиентам”. Другими словами, эти люди производят фальшивую информацию об истории фамилий и гербов, мало задумываясь о том, что мистифицируют чье – то семейное достояние, но, самое главное, искажают историческое национальное достояние страны. Против этих недостойных господ, покушающихся на историю, мы не раз выступали перед лицом компетентных органов, и не перестанем  бороться с ними при помощи мощного оружия против лжи – правды.

Вопрос:
9.- С точки зрения работы, общества, политики, разве так уже и важно принадлежать к блазонированной, т.е. дворянской  семье ?

О.:  Мы живем в обществе, где придается важное значение символам и внешним условностям. Однако, над чем действительно стоит задуматься, это то, насколько мало осталось людей, которые принадлежат определенной сословной группе. Но, говоря по большому счету, надо отметить, что такая принадлежность может способствовать   социальным контактам.

Вопрос:
10.- Какую роль сыграло дворянство в истории;  с общественной точки зрения, какая разница между дворянином и богатым предпринимателем, например ?

О.:  Когда-то дворянство было тем основным слоем общества, которое занимало высокие посты в государстве, таким образом завоевывая себе права на привилегии, участвуя в счастливых и печальных событиях, которые мы сегодня называем историей, и которая служит  уроком для будущих поколений. Мне трудно дать исчерпывающее определение исторической роли дворянства, поскольку в течение долгого периода времени ход истории прямо зависел от этого сословия, и ему должно приписать как героические и добродетельные, так и разного рода постыдные деяния. Об актуальности существования дворянства я уже говорил: титул и корона имеют смысл, если слиты воедино с достойным образом жизни, где путеводными являются те же традиционные ценности, которыми руководствовались дворянство и рыцарство во все века..

Вопрос:
11.- Что важное смогло мещанство отобрать у дворянства, и где так и не смогло занять его места  ?

О.:  Как сын является незапятнаным хранителем имени, переданным ему отцом, так и дворянство - гордый и ревностный страж каждой семейной традиции, имени, занятия, титула, а также всех тех духовных привилегий и славных реликвий, которые составляют характерны е черты и достояние каждого рода. Хотя с ходом истории изменяется и ход событий, мещанство было и остается status (положением), ставшим основным показателем городского (бюргерского) благородного сословия, переход в которое можно было оформить юридически. В то время, как дворянство отождествляется с понятиями “предки” и “традиции”, можно сказать, что мещанство – это существенная характеристика лишь отдельных лиц, отдающее должное народным массам.

Вопрос:
12.- Верно ли утверждение, что все фамилии, имеющие частички “де” или “ди”  указывают на дворянское происхождение  ?

О.:  Это утверждение не лишено смысла, поскольку частичка “де” подразумевает собой связь с патронимом и/или матронимом, т.е. с именем или прозвищем отца или матери, с предлогом “ди” или определенными артиклями “ло”, “ла”, а иногда при помощи усеченной  “ф” ( f, figlio di – сын к.-л.), к примеру: Де Паоли, Де Франчески, Фиттипальди – (сын Тибальди). Все это представляет собой отголосок того времени, когда в обиходе было употребление латинского praenomen (личное имя), nomen  (родовое имя), cognomen (прозвище, позднее фамильное имя), бывшее в обиходе у  Gens Romana (римлян). К тому же, назначение частичек испытало свою эволюцию  и  остановилось сегодня на использовании “Де” с заглавной и маленькой “Д” с тем же прежним смыслом, указывающим на дворянское происхождение.

Вопрос:
13.- Сколько стоит проведение поиско – исследовательской работы в Вашем Институте  ?

О.: Философский подход нашего Института к этому вопросу позволил установить окончательные цены, позволяющим пользоваться нашими услугами представителям всех экономических и социальных слоев общества: проведение специального исследования на основе надежных первосточников и создание генеалогического древа, основанного на материале, добытом нашими сотрудниками в местах зарождения семьи, ее миграций, путем прослеживания  церковных и архивных записей вплоть до наших днейц, с заверением копий всех документов, которых подшиваются к делу. Таким образом, наше предприятие пользуется заметным успехом, хотя не обходится без случаев, когда в какой – нибудь  “вотчине” нас встречают в штыки. Но наша работа несет культуру в массы, она знакомит и укрепляет в каждом из нас важность ценностей, умышленно “забытой” этой республикой.

Вопрос:
14.- Но разве неверно, что дворянский статус больше не признается  ?

О.: Позвольте Вас поправить, XIV переходное положение Итальянской Конституции  никогда не упроздняло дворянских титулов; их просто не признают, но факт их непризнания означает лишь отсутствие интереса в отношении титулов со стороны республики, но, и что они, в первую очередь, являются частным, а не историческим достоянием; Конституционное Собрание не могло лишить своих граждан их врожденного права, это  было бы подобно тому, как в один прекрасный день издать закон об упразднении некоторых фамилий.
Поэтому, мы считаем, что магистратура сегодня  - это единственный орган, имеющий  задачу и власть на установление  у данного лица наличия дворянского статуса, а также на  оглашение его права на дворянский предикат (приставку) как части фамилии: все это происходит на основе норм по опеки самого ревностно и трепетно охраняемого  человеком  права: права на имя, что не противоречит пункту XIV переходных и окончательных положений действующей итальянской конституции.
Мы считаем, что поражение в войне или смена государственного режима не могут упразднить историю, как сегодня лишено смысла отрицать историческую важность дворянских титулов; и, несмотря на бытующее мнение  на этот счет, ясно одно, что нельзя пренебрегать существующим феноменом, более того, его надо изучать и регулировать по мере возможности возникающие на этой почве явления и их последствия.
Более того, сущесивует авторитетное мнение, что здравомыслящая часть современного общества сохраняет должное уважение по отношению к благородным традициям прошлого и гордиться ими, в то время, как оставшаяся часть общества, хотя и  демонстрирует пренебрежение, а иногда и презрение к старинным обычаям, не так уж защищена от соблазна и блеска, исходящего от факта обладания титулом; именно поэтому наши ученые – исследователи так стараются в   составлении  добросовестно  перепроверенных трудов в области генеалогии, благодаря которым  становится реальным доказать притязания имущего право на титул.
Поэтому, даже в наши дни представляется возможным объявить о наличие дворянского статуса посредством решения Международного Арбитражного Суда первой инстанции, ратифицированное Председателем ординарного суда, с последующим признанием этого дворянского статуса за право имущим, и приданием этого решения гласности публикацией в Официальном Бюллетене. Это является именно тем мильным камнем, той    неопровержимой истиной в отдавании должного тому, кто имеет право  на дворянское  наследие, будь оно старинным или ex novo.
В случае присоединения дворянского предиката, возможно прибегнуть к процессу его признания и агрегации с фамилией в случаях, когда предикат быль пожалован до  28/10/1922.

Вопрос:
15.- Синьор Герцог, можете рассказать о каком – либо любопытном факте  ?

О.: Было бы неправильно рассказывать о фактах персональных, поскольку они были доверены нам на хранение. Поиск для нас является одновременно радостью, мукой и открытием: когда случается напасть на определенный след, иногда случайно, мы настойчиво занимаемся его изучением, в чем нам помогают знания и интуиция, и в этом процессе работы с документами нам приходиться сталкиваться с судьбами огромного количества людей, приходиться проживать их жизнь, ощущая при этом чуть ли не духовную связь с давно исчезнувшим миром. Сколько воспоминаний! Сколько разочарований, но сколько удовлетворения! К примеру, во время воссоздания генеалогического древа одного клиента, мы обнаружили одну его прабабку, которая была в браке три раза, но все трое благородных и богатых ее мужей умирали вскоре после женитьбы, оставляя ей в наследство доходные дома и много денег; ее четвертый муж, миланский дворянин, оказался предусмотрительней своих предшественников, и, застав  коварную красавицу  жену с поличным, заявил об этом в полицию; женщину судили, и приговорили к смертной казни как отравительницу.
Другим интересным случаем можно назвать обнаружение нами геральдических цветов родового герба Св. Антония из Падуи и того факта, что родители святого были королевских кровей. Еще одно генеалогическое открытие на сербском языке свидетельствует, что Клиент, не выражающий интереса к своему статусу, тем не менее восходит по прямой линии  к Ромулу Августулу, последнему Римского Императору Западной Империи. Другая такая “изюминка” касается известного актера итало – американца Сильвестра Сталлоне, которого умышленно ввели в заблуждение и выдали ему за свой герб, принадлежащий старинному венецианскому аристократическому роду. Худшее началось, когда мы обнаружили подлог, и бравому Сильвестру пришлось уничтожить все 12. 000 столовых принадлежностей: блюда, бокалы, столовые приборы высочайшей французской марки.

Вопрос:
16.- Какие”дворянские”  ветры дуют в Европе  ?

О.: В первую очередь, эти ветря дуют в Германии, вслед за ней в Австрии, Испании, Англии и Франции: Европа заново открывает для себя почти исключенные из жизни ценности. Как правило, потомственные дворяне все знают о своем происхождении и поисками не занимаются. Однако тысячи людей, не имеющих ничего общего с аристократей, прилагают все усилия для поисков своих корней, воссоздания той части истории, которая находится в долгу перед их предками.
Неправильно считать это подражанием моде, скорее всего, это  чувство священного долга -  передать потомкам правду об их истоках, которым грозило бы забвение уже в следующем поколении; ясно еще одно: с крахом левой идеологии разваливается и ее постулат о том, что все мы “одинаковы” (uguali – равны, одинаковы).

Вопрос:
17.- Но кто же может сегодня жаловать дворянский титул  ?

О.: Основным и исключительным источником прав и почестей был и остается Монарх ( quod principi placuit legis habet valorem ), и все наивысшие признаки власти сосредотачиваются в фигуре Монарха. Их совокупность носит имя “привилегий короны” и подразумевает следующее:

1) jus imperii: командная власть
2) jus gladii: право на  послушание   подданных
3) jus majestatis: право на почести и охрану, соответстенных рангу
4) jus honorum: право награждения, пожалования дворянских титулов и почетных  кавалерских званий, а также право  наделять других статусом на владение подобными  полномочиями

Согласно современному  законодательству власть принадлежит Государству, иными словами, юридически организованному на данной территории народу.  Говоря о народе, подразумевается “весь” народ во всем своем естественном многообразии, т.е.  объединенные в различные классы люди, которые, в свою очередь, состоят из похожих индивидуумов, более или менее способных, ведомых или ведущих, любимчиков судьбы и общества или наоборот.  Сегодня пожалование титула в знак признания за определенным лицом особых заслуг, не являясь прерогативой государства, происходит благодаря  полномочиям и особым прерогативам Принца -  Претендента на трон. Это милость распространяется на людей, выделившихся  своими действиями в пользу Суверенного Дома, за их  заслуги,  их благотворительную деятельность и акты милосердия, частного или публичного характера,  тронувшие чувства Принца-претендента;  пожалование дворянских почестей стоит в стороне от  отношений Суверена с общественными институтами и отечеством награждаемого лица.
К подобной практике бывшие Царствующие Дома прибегали во все времена,  в случае, когда не было с их стороны debellatio, т.е. добровольного отказа от притязаний на все права, и, в таких случаях, возникала фигура Принца - Претендента на Трон. Монарх может покинуть территорию страны, но при этом не утрачивает права Монарха, говоря точнее, сохраняет неприкосновенными некоторые  прерогативы, в то время, как остальные приостанавливаются.
Без сомнения, среди  сохраненных привилегий подразумевается и  JUS HONORUM, т.е.  право пожалования дворянских титулов и званий  рыцарских  Орденов, принадлежащих собственно суверенному роду.
Современный титул, носимый заслуженно и с достоинством, равносилен  титулу прошедших столетий, поскольку любая вещь обретает силу в момент ее приобретения; т.е.  поскольку пожалование дворянского титула является привилегией Суверена (rex nobilem tantum facere potest), он представляет собой “субъект” перед лицом Суверенного  “объекта”, а титул является уже не  старинным или родовым, а пожалованным.
Право использования и наследования титула, т.е. факт инвеституры, уполномачивается “Патентными Письмами” (титульными грамотами).
Поэтому, потомки царствовавшей когда-то династии навсегда сохраняют свойственные ей качества, а здравствующий глава этого Рода сохраняет титулы, прерогативы последнего низложенного Монарха, носит имя Принца – претендента и обладает правом на титул-обращение Императорское Высочество, Королевское Высочество или Светлость (Светлейший Князь).
В Италии существуют различные царственные династии с подобными прерогативами. Напомним некоторые из них:

Царственные Роды:
- Габсбурги - Лорена; Габсбурги - Тоскана; Габсбурги Австрийские д’Эст; Габсбурги - Испании
- Бурбоны Пармские и Бурбоны Двух Сицилий;
- Патерно Балеарские, царственный дом;
- д’Альтавилла (д’Отвиль) Сицилии и Неаполя, царственный дом ;
- Аморозо д’Арагона; Ласкарис - Комнен; Анджело Комнены Константинопольские; Палеологи Византийские, имперская династия;
- Фока Флавио Анджело, герцоги Комнено, Де Куртис Византийские, имперская династия
- Анджело (Ангел), деспота Эпира.

На престоле в Ватикане восседает Его Высокопреосвященство Римский Понтифик.

Вопрос:
18.- Какие геральдические учреждения существуют в Италии  ?

О.: На территории Италии действуют частные геральдические комиссии во главе с частной Ассоциацией, называемой “Корпус Итальянского Дворянства”. Они занимаются генеалогическим поиском возможных прав на дворянские титулы, однако они придерживаются укоренившихся и устаревших концепций, не признавая прогрессивные научные взгляды на этот счет ( например, неприятие титулов нового поколения ex novo ). Аналогичной является служба, проводимая Суверенным Военным Орденом Мальты (SMOM) – т.е. атипичным государством с экстерриториальным статусом; то же можно сказать о Королевском Доме Бурбонов Двух Сицилий, к которым обращаются с прошениями  о принятия в их Ордены со званием родовых (наследных по праву) рыцарей.

Вопрос:
19.- Существуют различного вида Золотые, Серебрянные, Бархатные Книги со списками дворянских семей  ?

О.: Согласно распространенному мнению истинными дворянами являются лишь лица, внесенные в различные дворянские списки. Это не совсем верно, поскольку все эти списки являются далеко не беспристрастными, к тому же они были неполными в прошлом и в настоящем, и таковыми остануться в будущем.  Должен напомнить, что каждая когда -то царствующая династия вменяла всем своим подданным дворянского происхождения пройти определенные процедуры для признания титулов, что подразумевало собой исключительные условия, тяжело затрагивающие экономическое и идеологическое положение дворян.  Династия Савойя также прибегала к подобного рода принудительным действиям, требуя уплаты определенного налога. И, как следствие,  именно неуплата этого налога стала  причиной дискриминации многих семейств в вопросе о поддтверждения подлинности их титулов с последующим исключением их имен из вышеупомянутых списков, которые до сих пор публикуются  частными институтами.
Факт исключения из подобных списков совсем не означает упразднение того или иного титула, поскольку, как я уже подчеркнул, дворянская родословная не может быть утрачена  даже по просшествии веков, но навечно остается в семье.
Более того. В соответствии с  XIV Положением Конституции некоторые семьи, имеющие право на дворянский титул, но не внесенные в Золотую Книгу дворянства или Официальные списки, обратились к официальным властям к просьбой внесения в книгу ЗАГС-а их дворянского предиката как части фамилии. Все этого я привел для того, чтобы продемонстрировать, как достаточно большому количеству людей в поисках справедливости удается преодолевать препятствия, обусловленные вышеупомянутыми списками, которые,  будучи достоверными, являются далеко не полными.
Подведем итог. Дворянин, желающий использовать принадлежащий ему титул, не нуждается быть кем – то признаным, и, уж совсем не обязательно, чтобы его фамилия значилась в списках Золотой Книги или других “официальных” списках Итальянского Дворянства. Не значиться в этих списках не препятствует ношению титула, если он действительно подлинный, в этом случае необходимо понять различие между “существующим титулом” и “признанным титулом”. Существенным является лишь факт пожалования титула и  его правовая принадлежность индивидууму или семье; принадлежность, которая должна быть подтверждена документами исторического, генеалогического, юридического и церковного характера. Иными словами, необходимо наличие неопровержимого документа (патентные письма и декрет), подтверждающего акт пожалования и законного права на титул, что совершенно сводит на нет необходимость быть кем – то признаным, и, тем более, факт присутствия в каких бы то ни было списках. Титулы, пожалованные Главой царственной династии не требуют  внесения их в списки бывшего Геральдического Совета, в различные Официальные Списки или реестры ныне действующих частных ассоциаций (Геральдическая  Коллегия), поскольку вышеуказанные институты подчинены Дворянским нормам Итальянского Государства и занимаются титулами, пожалованными и признанными  исключительно Домом Савойя, а, впоследствии, также и титулами Ватикана (согласно  Конкордату от 11 февраля 1929 года).

Вопрос:
20.- Каким образом охраняется сегодня дворянский титул или родовой герб  ?

О.:  Хотя я, кажется,  вскользь уже упоминул об исключительной важности этого аргумента, считаю необходимым более подробно остановиться на этом вопросе, с одной стороны по причине его новизны, с другой стороны, думаю, что Вы его мне опять зададите. Ведь сегодня становиться очевидно, что многие, прежде осторожные, граждане начали пробуждаться от состояния, когда они просто удовлетворялись или верили несовршенной конституциональной формулировке.
Поскольку, есть много людей, которые придают дворянским титулам неоспоримую исторческую и, естественно, геналогическую важность,  и, каким бы ни было бытующее мнение  на этот счет, ясно одно, что нельзя пренебрегать данным феноменом, более того, его надо изучать и регулировать по мере возможности явления и их последствия, возникающие на этой почве.
Упомянутое  XIV переходное положение действующей Конституции гласит, что Государством не признаются геральдические и дворянские институты, а именно: “ Дворянские титулы не признаются. Существующие до 28 октября 1922 года приставки титулов считаются частью фамилии. Законом упраздняется Геральдический Совет”, последнее, кстати, нигогда не имело место.
Далеко невеселая формулировка этого положения порождает неоднозначные мнения по ее интерпретации, однако выражение “ Дворянские титулы не признаются”  не означает, что эти титулы упраздняются и запрещается их употребление.
Фактически, право имущих не было отменено и утрачено, поскольку не было абсолютного запрета на употребление титулов, попросту, Государство сложило свои прежние функции  – не по собственному  jure – по узакониванию или подтверждению прав на ношение титула, а также, по отношению всех геральдических вопросов, по причине утери этим феноменом нелбхлдимости охраны со стороны закона.
Таким образом, согласно Конституции, Государство не интересуется фактом наличия у кого - либо старинного или нового дворянского титула,  и не запрещает его употребление в публичных или частных отношениях, а также не преследует  его незаконное присвоение кем-либо. Республиканская конституция, не собираясь искоренять национальное истрическое достояние народа, но, намеренная на устранение дворянства  как  признака отличия одной группы людей от других, разрешила рассматривать дворянские титулы в качестве исторической памяти народа, а дворянские предикаты  (приставки) как часть  имени или фамилии. Подобное примечание служит тому,  чтобы не наносился ущерб  историческому достоянию семьи, заслуженному в веках, но титул, тем не менее, становится анаграфической или  биографической  памятью человека. Поэтому, сегодня лишь ординарная магистратура имеет власть и задачу выяснять факт наличия в той или иной семье  дворянских титулов, предикатов и гербов, а также юридически подтверждать право на них. Итак, будучи специалистами по дворянскому праву и скрупулезными хранителями  традиций отечественной истории, нам удалось сочетать юридическую реальность с дворянскими понятиями, поскольку сегодня, как и вчера, заниматься “возвышенными” вопросами  о дворянстве не является анахронизмом, хотя и противоречит по теме с политическими, философскими и социальными ориентациями, взрощенными и питаемыми на логике эгалитаризма, и желающими отрицания роли истории и традиций в обществе. Международный Арбитражный Суд, составленный в рамках итальянских и международных правовых норм,  своим решением  подтверждает правомерность  притязания право имущих на дворянские титул, предикат и герб.
Согласно итальянским законам, решение, оглашенное  Международным Арбитражным Судом обретает силу приговора первой степени, сразу же после принятия председателем ординарного суда  декрета о приведение его в действие  (согласно статье 825 кодекса гражданского права). Отрывки из решения и декрета председателя ординарного суда публикуются в Официальном Бюллетене.
Согласно итальянским законам вышеуказанное  решение становиться  окончательным и действует (за исключением установленных международным правом ограничений)  на территории более 100 государств-сторонниц нью-йоркского Соглашения 10-06-1958 года. Решение суда постановляет также внесение поправки в  записи  о  крестинах и конфирмации с добавлением дворянского титула и предиката.
Это и есть тот мильный камень, подтверждающий  ту неопровержимую истину, которая отдает должное  дворянскому сословию, гордящемуся этим наследием чести и достоянием добродетели.

Вопрос:
21.- К каким конституциональным осложнениям, к чему может привести факт debellatio  (потеря престола по собственному волеизъявлению с потерей права престолонаследия) династии Савойя?

О.:  Формальная клятва верности Республиканской Конституции  Витторио Эммануеле Савоийского от своего имени и от имени сына как никогда созвучна с темой нашей беседы и еще раз подтверждает актуальность юридической стороны вопроса, в том числе, прямое и косвенное действие некоторых конституциональных норм после реформы пункта XIII переходных и окончательных положений Конституции. Для лучшего понимания проблемы, уместно рассмотреть различия между понятиями абдикация (отречение), отказа от престола и debellatio.
Концепция абдикации, берущая начало из римского законодательства, в современном публичном праве подразумевает собой добровольное отречение от престола, проявление  монархом своей доброй воли посредством отказа от власти, равносильной смерти монарха, после которой вступает в действие норма престолонаследия. Абдикация является проявлением собственной воли Монарха и касается лично его, но не его наследников (действие абдикации в их адрес может вступить в силу после решения о том  парламента), не допустимо также, чтобы Монарх отрекался в пользу какого – либо лица, отличного от законного престолонаследника. Отказавшийся от престола Монарх бесповоротно и окончательно лишается права вторичного восшедствия на престол, если не будет изменен  закон о порядке престолонаследования. И, наконец, наличие письменного акта абдикации служит лишь для того, чтобы развеять все сомнения о подлинности свободного волеизъявления Монарха, хотя, с точки зрения закона, это не обязательно, поскольку важен сам факт  волеизъявления Монарха.
Абдикация, в свою очередь, отличается от отказа на престолонаследие, состоящее в отказе или непринятии короны в момент вступления в силу права престолонаследия (поэтому, отрекается Монарх, а отказывается тот, кто должен был им стать), как отличается от debellatio (термин, заимствованный из международного права, означающее феномен полного распада пораженного государства). Говоря о Монархе или Претенденте на престол, термин debellatio означает потерю власти путем добровольного отказа от собственных функций и особых привилегий, с ними связанных. При отсутствии  debellatio за монархом остаются в силе некоторые признаки власти и возникает фигура претендента. При  debellatio, даже добровольного, не насильственного, как монарх, так и претендент, обретают статус частных лиц – граждан, с одновременным сохранением за собой королевских титулов и звания “Королевское Высочество”. Без debellatio же, напротив, за Монархом и за его наследниками сохраняются титулы и в случае, когда он утерял власть на определенной территории: носителем монарших привилегий и признаков власти (за исключением jus imperii- командной власти,  jus gladii- права на  послушание   подданных, jus majestatis- права на почести и охрану, соответстенных рангу), которые остаются фамильным достоянием, всегда является монарший первенец. Другими словами, несмотря на то, что Монарх может быть лишен престола, т.е. свергнут, может быть изгнан из страны, он никогда не может быть лишен своих монарших качеств: именно в этом случае, когда не имело место debellatio рождается понятие претендента на престол – института, признанного международным правом.
Суверен, даже покинувший родину или высланный за пределы своей страны, и, лишенный прав, сохраняет неприкосновенными те прерогативы, которые неподвластны ни одному преходящему строю:  итальянская магистратура, основываясь на принципах, заимствованных из международного права, установила, что jus honorum является нематериальным и незыблемым правом Суверенного Дома. За  Монархами, утерявшими престол путем debellatio, а также за претендентами, совершившившими акт отказа или проявившими нежелание сохранения своих полномочий претендента, навсегда сохраняются монаршие титулы без права на привилегии; с одновременным прекращением действия права на возможное восшедствие на престол.
Возвращаясь к теме об институциональных последствиях присяги верности Республиканской Конституции со стороны Витторио Эммануеле Савоийского и его сына, последняя тесет собой нагрузку акта debellatio  для них и их потомков, что находит отражение в современном правопорядке и касается различных вопросов Савоийского Дома, как внутренних, так и внешних..
В любом случае, Витторио Эммануеле Савоийский уже не являлся претендентом на престол согласно действующим законам престолонаследия; Ст.92 действующего Гражданского Кодекса  гласит:  “Брак Принцев и Принцесс считается действительным в случае согласия на то Короля – Императора”, в то время, согласно изданным Витторио Амедео III, королем Сардиниии,   Королевским Указам 7 сентября 1780 и 16 июля 1782 годов  для вступления в  брак “принцам крови” необходимо согласие Монарха, и, в случае отсутствия такового или, когда брак “заключается с лицом низшего статуса и ранга, как брачующиеся, так и их потомки, родившиеся от этого союза, считаются утерявшими права как на привилегии Короны и престолонаследие, так и на все почести и прерогативы монаршей семьи”.
Итак, король Умберто II не давал формального согласия на брак своего сына с Мариной Дория, как и не давал своего высочайшего утверждения на законность этого союза в соответствии с вышеупомянутыми Королевскими Указами. Напротив, в ноте, направленной в адрес Витторио Эммануеле отец напоминает ему: “законы нашего Дома действуют на протяжении двадцати двух поколений и признавались 43- мя предшествовашими мне  Главами этого семейства, вступавшими в брак лишь с лицами монарших династий согласно салическому закону. Я, как 44-ый Глава нашей династии, не намереваюсь и не имею права изменить этот закон, несмотря на мою любовь к тебе”.  Таким образом, после отмены  пункта XIII переходных и окончательных положений Конституции, принимая во внимание также и вышеупомянутые  Королевские  Указы, права Витторио Эммануеле Савоийского  жаловать рыцарские звания орденов, принадлежащих династии,  в корне урезаются и перерстают быть его компетенцией. Сегодня, когда сын  короля Умберто II  стал итальянским гражданином со всеми вытекающими отсюда последствиями, к нему применимы все нормативы нашего государства, в том числе и закон n.178 от 3 марта 1951, учреждающий  Орден  “ За заслуги перед итальянской республикой ” и упорядочивающий присуждение и ношение званий, 8-ая статья которого предвидит следующее: “ За исключением, приведенного в Ст.7, касательно не национальных орденов и наград иностранных государств, запрещается награждение рыцарскими степенями, отличительными знаками, в любом виде и форме, от имени организаций, объединений и частных лиц. Нарушители  подвергаются судебному наказанию в виде тюремного заключения сроком от шести месяцев до двух лет с взиманием штрафа от 1.250.000 до 2.500.000 лир”. Ст. 9 закона  n.178 /1951, в свою очередь, предписывает, что “Упраздняется Орден Святейшей Аннунциаты (Благовещения) и соответственные степени отличия. Упраздняется Орден Короны Италии и прекращается  жалование степеней Ордена Св. Маврикия и Лазаря ”. Но, если бы мы не желали признавать за Витторио Эммануеле потери права претендента на престол в силу вышеупомянутых статей,  всегда можно было бы прибегнуть к  признанию за ex ante  (перспективным) принцем статус претендента, поскольку не имело место debellatio  со стороны его отца, короля  Умберто II,  и тем не менее прекращение действия пункта  XIII переходных и окончательных положений  республиканской Конституции повлекло собой двойной результат.
Первый: обрывается всяческая связь между действующим законодательством, которое косвенно указывает Савоийскую династию как законных престолонаследников, несмотря на внутренний порядок престолонаследия, и собственно династией таким образом, что, исчезнув из конституции упоминание о бывшей царствующей династии, сводится на нет всякое юридически обоснованное притязания семейства Савойя (имеется в виду республиканская конституция), что ставит их на одну ступень со всеми остальными семействами, более или менее титулованными (с таким побочным результатом, что любые дебаты и дискусси о престолонаследнике между членами бывшей монаршей семьи не представляет более вопроса о претенденте на престол Италии, но является чисто внутренней семейной проблемы Савойя, и разрешается таким образом: поскольку утрата действия  XIII положения фактически означает, что впредь ни один член бывшей королевской семьи, признаный престолонаследником в силу упомянутых монарших законов,  не может быть изгнаным по причине своего статуса потомка бывшего короля Савоийской династии, на что прямо указывает положение  XIII, по естественному порядку вещей, в любом случае законным претендентом на престол Италии является династия Савойя д'Аоста во главе с  Амедео Савойя, герцогом д'Аоста ).
Второй результат тесно связан с первым, но вовсе не является второстепенным. Он касается того факта, что с прекращением действия пункта XIII переходных и окончательных положений  республиканской Конституции, теряет силу и Ст.139, расположенная в разделе о пересмотре Конституции, согласно которой “Республиканская форма правления не может быть предметом конституционного пересмотра “.
Действительно, приняв во внимание наличие конфликта между последним положением, рассматриваемого доктриной как конституциональное саморазрушение, и нормой, которая для Статьи 1 Конституции, приведенной как основной принцип и гласящей “Суверенитет принадлежит народу, который осуществляет его в формах и в границах, установленных Конституцией”, из которой неизбежно следует настоящее ограничение  ее действия нормами Статьи 139  до момента, пока существуют чрезвычайные условия и опасность: именно по этой причине и была принята и задействована эта статья, также, как по настоятельному совету консультантов  рабочей группой по подготовке Конституции было введено XIII положение, о чем свидетельствуют документы того времени. В самом деле: вышеприведенное подтверждает, что ревизионизм институциональной формы исключается, поскольку даже внесение этого вопроса на повестку дня представляется опасным для самих  институтов.
Итак, поскольку Ст.139 и положение  XIII тесно связаны в своем  ratio (разумное основание),  в момент прекращения действия указанного положения, теряет силу и Ст.139, становясь неприменяемой нормой закона. От подобного положения вещей в выигрыше остаются опять таки демократические принципы народной власти, которые, не являясь более обусловленными, могут беспрепятственно проявлять себя даже под предлогом “свободы институционального выбора”, поскольку  “суверенитет”, о котором упоминает Ст.1  Конституции, как только теряет действие Ст.139, по-настоящему возвращается к  народу. Даже если исход народного референдума 2 июня 1946 года был бы другим, тем не менее конституцией предопределен единственный институциональной принцип построения - народный, который, в любом случае, конституцией может быть отменен, но при условии, что продолжительность отмена будет ограничена, за исключением случая, если будет пересмотрена сама сущность власти: но при выборе  институциональной системы  не подлежит обсуждению принцип суверенности народа – положения, лишающего народ  этой самой  суверенности. Это противоречие не может длиться вечно, если, конечно, как приводиться в Конституции, республиканское устройство государства не выродиться в реакционный режим. Поскольку в подобном случае, в вопросе  институционального устройства  выбор монархической формы правления не отождествлялся бы в выборе лишь монаршей династии Савойя, и тогда,  при отсутствии каких – либо препятствий, формально было бы возможно обсудить преимущества монархии и республики, и, в случае, воли на то итальянского народа, было бы возможным проведение нового референдума о форме государственного правления, не ограниченного оговорками о каком бы то ни было семействе или определенной династии, а посвященного  исключительно существующиму многообразию мнений.

22. Подводя итог сказанному, мы можем вынести следующие заключения:
a) Дворянство является результатом проявления Королевской, Императорской, Княжеской, точнее, Монаршей прерогативы;
b) однажды полученный дворянский титул с соответственным предикатом (приставкой) и гербом не теряет силу в случае его неношения или запрещения, поскольку является неприкосновенным достоянием лица;
c) предикат должен являться составной частью фамилии;
d) нельзя путать между собой титулы “Дворянские” и “Монаршие”, даже, если они звучат одинаково, например “Принц” (Князь), поскольку, необходимо помнить, что, если на первых распространяются определенные нормы (утверждение титула и прав наследования), вторые не нуждаются в подобных формальностях, обладая этими титулами с момента рождения.

Таким образом выглядит концепция о дворянстве, которое сегодня, без тщеславия и привилегий, вливается в современную науку об обществе как категория в постоянном своем росте стремящаяся к утонченности, намеренная высоко держать стяг отечественной истории, ставшая своеобразным символом уважения к традициям, неоспоримой жизненой силой и источником энергии развития общества во все времена и при любом правлении.
     
     
Дон Франческо Мария Мариано
герцог д’Отранто